Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации

Верховный суд подготовил очередной обзор практики президиума и коллегий, а также дал разъяснение по продаже недвижимости в конкурсном производстве. Расскажем о наиболее интересных выводах, которые касаются корпоративных споров, антимонопольного законодательства и других вопросов.

О возмещении судебных расходов на юристов в налоговых спорах

Верховный суд дал разъяснения относительно того, может ли налогоплательщик, которому удалось отстоять свою позицию в споре с налоговым органом, взыскать с налогового органа судебные расходы в виде стоимости услуг юристов.

Так, отмечается, что расходы, понесенные налогоплательщиком в связи со сбором доказательств для опровержения утверждений о фактах, свидетельствующих о совершении налогового правонарушения, а также издержки на оплату юридической или иной экспертной помощи в целях формирования правовой позиции являются обычными расходами, которые несет налогоплательщик как субъект экономической деятельности.

Тот факт, что законное проведение мероприятий налогового контроля и выражение при этом оценки законности действий налогоплательщика имело для налогоплательщика неблагоприятные имущественные последствия о противоправности поведения налогового органа не свидетельствует и достаточных оснований для возмещения вреда не образует.

Иное бы означало, что по правилам возмещения вреда возмещаются расходы за сам факт участия налогоплательщика в предписанных НК РФ административных процедурах.

Следовательно, сама по себе отмена решения налогового органа вышестоящим налоговым органом не означает, что имеются все перечисленные выше условия деликтной ответственности. При разграничении оценки полноты и правильности исполнения налоговой обязанности налогоплательщиком, правомерно данной налоговым органом в пределах его полномочий, и неправомерного причинения вреда вследствие издания налоговым органом правового акта по результатам налоговой проверки значение имеет не как таковая правильность начисления недоимки, а иные обстоятельства — имело ли место со стороны налогового органа невыполнение публичных обязанностей, приведшее к тому, что налогоплательщик в рамках реализации права на обжалование решения налогового органа был вынужден нести дополнительные (чрезмерные) расходы, направленные, по сути, на исправление нарушений и ставших причиной неправомерного доначисления соответствующих сумм налоговых платежей.

Отметим, что данная позиция применима и для иных споров между коммерческими структурами и государственными организациями.

Оспаривание сделок в рамках банкротства

Признание организации банкротом не мешает акционерам самостоятельно оспаривать ее сделки по общим основаниям и добиваться возврата имущества в конкурсную массу. Так, акционер хотел признать недействительной крупную сделку общества по продаже имущества, совершенную без одобрения его участников. Но ему сперва отказали в рамках банкротного дела, которое находилось в стадии конкурсного производства, а потом и в самостоятельном споре.

ВС включил этот спор в обзор и зафиксировал на его примере сразу несколько важных позиций:

  • введение конкурсного производства в отношении АО-банкрота не мешает акционеру оспаривать сделку этого общества по общим основаниям;
  • даже при банкротстве АО не исключается возможность оспаривания его сделок в общем порядке, то есть вне рамок дела о банкротстве;
  • статус конкурсного управляющего в качестве представителя общества не делает его единственным лицом, уполномоченным на оспаривание сделок должника.

О субсидиарной ответственности

Из-за вируса экономическая ситуация в стране ухудшилась. Согласно прогнозам Торгово-промышленной палаты, около 3 млн предпринимателей могут обанкротиться из-за подобного кризиса. А над некоторыми бизнесменами нависнет еще и угроза субсидиарной ответственности. По словам экспертов, под ударом также находятся банкиры и руководители фирм, у которых значительно упала выручка в пандемию.

Верховный суд в своем обзоре рассмотрел дело, в котором холдинг использовал популярную схему для ухода от уплаты налогов. На одну из компаний оставили долги по налогам и тем самым сделали из нее «центр убытков». А весь доход попадал в дружественный «центр прибыли», где деньги уже распределялись между бенефициарами. Верховный суд назвал такой подход «злоупотреблением корпоративной формой» и допустил, что «центр прибыли» может отвечать по обязательствам «центра убытков» как соисполнитель:

Лицо несет субсидиарную ответственность по долгам должника — банкрота в случае, когда банкротство вызвано действиями этого лица, заключающимися в организации деятельности корпоративной группы таким образом, что на должника возлагаются исключительно убытки, а другие участники группы получают прибыль. Лица, причинившие вред совместно с контролирующим должника лицом, несут субсидиарную ответственность солидарно с ним

Необходимо отметить, что проблема «центров убытков» поднимается не впервые: еще в 2017 году ФНС своим письмом1 указала на недопустимость построения бизнес-модели с разделением на рисковые и безрисковые части.

Так, вместе с новой позицией ВС может начать формироваться практика привлечения к субсидиарной ответственности за создание «зеркального» бизнеса, на который из убыточной компании переводят все трудовые и финансовые ресурсы.

Верховный суд запретил использовать субсидиарную ответственность как оружие в корпоративном конфликте. Если бизнесмен полагает, что его партнеры действовали неразумно или недобросовестно по отношению к общему делу, то можно прибегнуть к средствам защиты, предусмотренным корпоративным, а не банкротным законодательством. Например, оспорить сделки, взыскать с них убытки или добиваться исключения их из общества.

Предъявление подобного иска по существу может быть расценено как попытка истцов компенсировать последствия своих неудачных действий по вхождению в капитал должника и инвестированию в его бизнес. В то же время механизм привлечения к субсидиарной ответственности не может быть использован для разрешения корпоративных споров.

По общему правилу учредители и участники компании-банкрота не участвуют в деле о несостоятельности самостоятельно. Это делается через выбранного представителя. Но если в обществе вдобавок к банкротству случился еще и корпоративный конфликт, то участник может включиться в дело и самостоятельно отстаивать свои интересы – например, оспорить мнимую сделку должника.


  1. Письмо ФНС России от 16.08.2017 N СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ».
Роман Московских

Юрист

Налоговая и юридическая практика

Корпус Права (Россия)

Другие статьи по темам
Смотрите также статьи из номера
Идет учет, качается, вздыхает на ходу

На протяжении нескольких лет трендом изменений законодательства было стремление к повышению прозрачности бизнеса, повсеместному электронному документообороту, сближению с МСФО.

26 февраля, 2021

Иностранные компании — что изменилось

За последние два года произошло много изменений как в законодательстве юрисдикций, популярных для инкорпорации иностранных компаний, так и на уровне соглашений об избежании двойного налогообложения.

26 февраля, 2021

Изменения в валютном законодательстве

В 2020 году были приняты существенные изменения валютного регулирования и валютного контроля, а также ответственности за нарушение установленного порядка в данной сфере.

26 февраля, 2021

Директива AML 6

Директива AML 6 направлена на борьбу с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, с помощью уголовного законодательства, что позволяет более эффективно и оперативно осуществлять трансграничное сотрудничество между компетентными органами.

26 февраля, 2021

Тревожный для НДФЛ 2020 год

В 2020 году произошло много изменений в Налоговом кодексе РФ. В основном они коснулись физических лиц, имеющих доход выше среднего по стране.

26 февраля, 2021

Подписаться на журнал

Мы уверены, что журнал не только увеличит эффективность работы Ваших сотрудников, но и сократит издержки на консультантов.

Журнал доступен бесплатно в электронной версии.

Скачать бесплатно