«…И за все, что мы делаем, отвечаем тоже вместе…»: разъяснения верховного суда по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц

Под завершение 2017 года Верховный суд РФ провел заседание, итогом которого стало Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 53, посвященное вопросам, связанным с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве.

По сути, это первое и единственное Постановление Пленума ВС РФ, посвященное вопросам субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

В условиях формирования неоднозначной судебной практики, а также недавних изменений законодательства о банкротстве (в части привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности) это постановление является особенно значимым и долгожданным.

В данной статье предлагаем рассмотреть ключевые моменты и выводы, приведенные Верховным судом в этом постановлении.

Контролирующее должника лицо

Кто признается контролирующим лицом?

По общему правилу необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Фактический контроль предполагается (презюмируется, пока не доказано обратное) в случаях, если лицо является руководителем или учредителем (акционером) с долей (акциями) более 50% от уставного капитала.

Однако осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.).

Для того чтобы лицо было признано контролирующим, недостаточно наличия одних лишь формальных признаков (вхождение в состав органов управления, участие в уставном капитале либо состояние родства/свойства с указанными лицами). Суд должен установить степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

В частности, лицо будет признано контролирующим должника, если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, были заключены под влиянием этого лица.

Кроме того, контролирующим лицом может быть признано лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника. Согласно разъяснениям Верховного суда, выгода заключается в виде увеличения (сбережения) активов. Например, это может быть третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.). По общему правилу такой выгодоприобретатель привлекается к субсидиарной ответственности совместно с руководителем должника. Опровергая названную презумпцию, привлекаемое к ответственности лицо вправе доказать свою добросовестность, подтвердив, в частности, возмездное приобретение актива должника на условиях, на которых в сравнимых обстоятельствах обычно совершаются аналогичные сделки.

Также предполагается, что контролирующим является выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки. Однако выгодоприобретатель может доказать свою добросовестность (а именно то, что его операции, приносящие доход, отражены в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а полученная им выгода обусловлена разумными экономическими причинами).

Приведенный перечень примеров при этом не является исчерпывающим.

Какой период принимается во внимание при определении контролирующего лица?

По общему правилу для целей применения специальных положений законодательства о субсидиарной ответственности учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов.

При этом указанные положения закона не исключают возможность привлечения контролирующего лица к иной ответственности за действия, совершенные за пределами названного трехлетнего периода, например, к ответственности, предусмотренной законодательством о юридических лицах.

Если полномочия единоличного исполнительного органа переданы управляющей компании

Верховный суд разъяснил, если в качестве руководителя должника выступает управляющая компания, предполагается, пока не доказано иное, что контролирующими должника лицами являются как эта управляющая компания, так и ее руководитель, которые по общему правилу могут быть привлечены к субсидиарной ответственности в солидарном порядке.

Спасет ли выдача доверенности от признания лица в качестве контролирующего?

Руководитель, формально входящий в состав органов юридического лица, но не осуществлявший фактическое управление (далее – номинальный руководитель), например, полностью передоверивший управление другому лицу на основании доверенности либо принимавший ключевые решения по указанию или при наличии явно выраженного согласия третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя), не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку подобное поведение не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по выбору представителя и контролю за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом.

В этом случае по общему правилу номинальный и фактический руководители несут субсидиарную ответственность солидарно.

Возможность уменьшения размера субсидиарной ответственности

Размер субсидиарной ответственности номинального руководителя может быть уменьшен, если благодаря раскрытой им информации, не доступной независимым участникам оборота, были установлены фактический руководитель и (или) имущество должника либо фактического руководителя, скрывавшееся ими, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.

При рассмотрении вопроса об уменьшении размера субсидиарной ответственности номинального руководителя суд должен принять во внимание, насколько его действия по раскрытию информации способствовали восстановлению нарушенных прав кредиторов и компенсации их имущественных потерь.

В случае уменьшения размера субсидиарной ответственности номинального руководителя фактический руководитель несет субсидиарную ответственность в полном объеме. В той части, в которой ответственность номинального руководителя не была уменьшена, он отвечает солидарно с фактическим руководителем.

Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве

Если руководителей несколько – кто несет ответственность за неподачу заявления о самобанкротстве в суд?

Если учредительным документом должника предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам (директорам), действующим совместно или независимо друг от друга, по общему правилу указанные лица несут субсидиарную ответственность солидарно.

Учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров.

В какой момент возникает обязанность по обращению руководителя должника в суд с заявлением о самобанкротстве?

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из предусмотренных законом  признаков (неплатежеспособность, недостаточность имущества и пр.).

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение указанных обстоятельств не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Необходимо ли доказывать причинно-следственную связь между неподачей заявления и невозможностью удовлетворения требований кредиторов?

Презюмируется наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника, ликвидационной комиссией заявления о банкротстве и невозможностью удовлетворения требований кредиторов, обязательства перед которыми возникли в период просрочки подачи заявления о банкротстве.

Возможно ли привлечение учредителя должника к субсидиарной ответственности за неподачу руководителем должника заявления о самобанкротстве?

При неисполнении руководителем должника в установленный срок обязанности по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве решение об обращении в суд с таким заявлением должно быть принято органом управления, к компетенции которого отнесено разрешение вопроса о ликвидации должника.

Лицо, не являющееся руководителем должника, ликвидатором, членом ликвидационной комиссии, может быть привлечено к субсидиарной ответственности (солидарно с руководителем) за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве при наличии совокупности следующих условий:

  • это лицо являлось контролирующим, в том числе исходя из не опровергнутых им презумпций о контроле мажоритарного участника корпорации (подпункт 2 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве), о контроле выгодоприобретателя по незаконной сделке (подпункт 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве) и т.д.;
  • оно не могло не знать о нахождении должника в таком состоянии, при котором на стороне его руководителя, ликвидационной комиссии возникла обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве, и о невыполнении ими данной обязанности;
  • данное лицо обладало полномочиями по созыву собрания коллегиального органа должника, к компетенции которого отнесено принятие корпоративного решения о ликвидации, или обладало полномочиями по самостоятельному принятию соответствующего решения;
  • оно не совершило надлежащим образом действия, направленные на созыв собрания коллегиального органа управления для решения вопроса об обращении в суд с заявлением о банкротстве или на принятие такого решения.

Кто несет субсидиарную ответственность при последовательной смене директоров, не исполнивших обязанности по обращению в суд?

Если обязанность по подаче в суд заявления о самобанкротстве не была исполнена несколькими последовательно сменившими друг друга руководителями, первый из них несет субсидиарную ответственность по обязательствам, возникшим в период со дня истечения месячного срока, установленного для подачи такого заявления, и до дня возбуждения дела о банкротстве, последующие — со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями соответствующих обстоятельств, и до дня возбуждения дела о банкротстве. При этом по обязательствам должника, возникшим в периоды ответственности, приходящиеся на нескольких руководителей одновременно, они отвечают солидарно.

Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов

Какие действия контролирующего лица расцениваются как приведшие к невозможности погашения требований кредиторов?

Речь идет о таких действиях (бездействии) контролирующего лица, которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы (в частности, принятие ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в т.ч. согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.).

Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.

При этом, поскольку деятельность юридического лица опосредуется множеством сделок и иных операций, по общему правилу не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя инициированная контролирующим лицом сделка (операция), которая привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения – появлению признаков объективного банкротства.

К таким же действиям относятся те, которые были совершены и после наступления объективного банкротства, которые существенно ухудшили финансовое положение должника.

В каких случаях контролирующее лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности?

Контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов (т.н. «правило о защите делового решения»).

Кроме того, доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).

Если банкротство наступило в результате действий (бездействия) контролирующего лица, однако помимо названных действий (бездействия) увеличению размера долговых обязательств способствовали и внешние факторы (например, имели место неправомерный вывод активов должника под влиянием контролирующего лица и одновременно порча произведенной должником продукции в результате наводнения), размер субсидиарной ответственности контролирующего лица может быть уменьшен по правилам абзаца второго пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве.

Как разграничиваются общие правила о возмещении убытков (ст. 53.1 ГК РФ) и специальные правила о привлечении к субсидиарной ответственности?

По мнению Верховного суда, суды в каждом конкретном случае должны оценивать, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица на деятельность должника, проверяя, как сильно в результате такого воздействия изменилось финансовое положение должника, какие тенденции приобрели экономические показатели, характеризующие должника, после этого воздействия.

Если допущенные контролирующим лицом нарушения явились непосредственной причиной банкротства, применению подлежат нормы о субсидиарной ответственности, совокупный размер которой, по общим правилам определяется на основании положений Закона о банкротстве.

В том случае, когда причиненный контролирующими лицами, указанными в статье 53.1 ГК РФ, вред исходя из разумных ожиданий не должен был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам статей 15, 393 ГК РФ.

Как распределяется ответственность между несколькими контролирующими лицами?

По общему правилу, если несколько контролирующих должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно. В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что являются совместными действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой.

Если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, названные лица также несут субсидиарную ответственность солидарно.

Если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо и действий каждого из них, существенно повлиявших на положение должника, было недостаточно для наступления объективного банкротства, но в совокупности их действия привели к такому банкротству, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в долях. В этом случае суд распределяет между ними совокупный размер ответственности, определяя долю, приходящуюся на каждое контролирующее лицо, пропорционально размеру причиненного им вреда. При невозможности определения размера причиненного вреда исходя из конкретных операций, совершенных под влиянием того или иного лица, размер доли, приходящейся на каждое контролирующее лицо, может быть определен пропорционально периодам осуществления ими фактического контроля над должником.

Каковы условия привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за непередачу арбитражному управляющему документации?

Применяя при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с непередачей, сокрытием, утратой или искажением документации, необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

Под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается в том числе:

  • невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов; а также
  • невозможность определения основных активов должника и их идентификации;
  • невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы;
  • невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства.

По общему правилу не признанные контролирующими должника лица, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

Резюме

В данной статье рассмотрены наиболее важные и основные разъяснения Верховного суда по рассматриваемому вопросу. Тем не менее, в постановлении Пленума содержатся разъяснения и по другим не менее интересным и актуальным вопросам (кто обладает правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, сроки подачи заявлений, конкуренция исков/заявлений и прочие процессуальные моменты).

Принятое Верховным судом постановление Пленума явилось закономерным на фоне увеличения практики и недавнего изменения законодательства о банкротстве, конкретизировавшего правила привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Представляется, что принятые нововведения законодательства о банкротстве, подкрепленные разъяснениями Верховного суда, будут способствовать более прозрачному ведению бизнеса, уменьшению случаев вовлечения в бизнес-процессы «фирм-однодневок» и номинального сервиса, и более ответственному подходу к управлению организациями.

С другой стороны – принятые изменения практически стирают грань, которая ранее обосабливала имущество организации от имущества акционера/учредителя, что, безусловно, требует повышенной осмотрительности и осторожности при принятии значимых бизнес-решений.

Алексей Оськин

Заместитель директора

Налоговая и юридическая практика

Корпус Права (Россия)

Другие статьи по темам
Смотрите также статьи из номера
Лучше избавиться от неприятности, чем радоваться небольшой выгоде

Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

10 февраля, 2018

На западном фронте без перемен!?

К концу года в Государственную Думу поступил проект закона о «Внесении изменений в Федеральный закон о валютном регулировании». Основной интригой нововведений было определение статуса валютного резидента и расширение списка разрешенных валютных операций.

10 февраля, 2018

Желтый пес на хвосте принес!

Наступивший год принес нам много нового, особенно в части налогообложения. Изменения затронули очень многие главы Налогового кодекса РФ. В этой статье будет уделено внимание тем поправкам, которые относятся к большинству юридических и физических лиц в Российской Федерации.

10 февраля, 2018

Уголовная ответственность за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

Российским уголовным законодательством предусмотрена статья 76.1 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

10 февраля, 2018

Усиление налогового контроля

2017 год был щедр на выработку налоговыми органами концептуальных подходов к налоговому контролю как в сфере применяемых подходов (методов), так и в направлении обозначения пределов прав налогоплательщиков на применение методов налоговой экономии. Объем статьи, к сожалению, не позволяет всесторонне описать масштаб усиления налогового контроля, а всего лишь указывает на самые заметные индикаторы этого необратимого процесса.

10 февраля, 2018

Практика применения раздела V.I Налогового кодекса Российской Федерации: итоги 2017 года

Российские суды, наконец, сформировали официальную позицию по ключевым вопросам, связанным с применением раздела V.I Налогового кодекса Российской Федерации.

10 февраля, 2018

Снижение ставок и сокращение вычетов: наиболее важные изменения налогового законодательства США в конце 2017 года

20 декабря 2017 г. Конгресс США принял Закон «О снижении налогов и создании рабочих мест», который был подписан Президентом США Дональдом Трампом.

10 февраля, 2018

Утром деньги, вечером стулья?

Активное развитие Вооруженных Сил Российской Федерации в последние годы было бы невозможно без планомерного обновления существовавшей устаревшей материальной части. В рамках Государственной программы вооружений до 2020 года, цель которой увеличить долю современных вооружений и военной техники до 70%.

10 февраля, 2018

Подписаться на журнал

Мы уверены, что журнал не только увеличит эффективность работы Ваших сотрудников, но и сократит издержки на консультантов.

Журнал доступен бесплатно в электронной версии.

Скачать бесплатно