Эстония как европейский оазис для крипторынка

Эстония считается «продвинутой» страной в сфере информационных технологий. За последнее время она стала одним из самых успешных европейских государств в сфере бизнеса, в основном благодаря IT-технологиям и инновационной модели электронного правительства. Любой предприниматель может получить карту электронного резидента для доступа ко всем электронным услугам, предлагаемым государственными учреждениями, включая регистры, банковское обслуживание, налогообложение и т.д. Налоговая нагрузка необременительна — организации имеют налог на прибыль 0%, а при учреждении компании нет необходимости сразу формировать ее уставной капитал.

Эти условия привлекают, помимо прочих бизнесменов, различные стартапы, связанные с криптовалютами. Немало успешных ICO-проектов было реализовано в Эстонии, и даже само государство заявило о желании выпустить свою криптовалюту EstCoin. Но, к сожалению, президент Европейского Центробанка раскритиковал такие намерения, заявив, что ни одно государство-участник ЕС не может создавать свою криптовалюту.

22 октября 2015 г. Европейский суд признал биткоин альтернативным платежным средством, валютные операции с которым не подлежат налогу с оборота.[1] Соответственно, криптовалюта в Эстонии не облагается НДС и ICO-проекты не подлежат налогообложению. Таким образом, привлеченные средства с ICO не облагаются налогом на прибыль до тех пор, пока не распределены дивиденды с такого проекта.

Что касается налогообложения подоходным налогом (НДФЛ) денежных средств клиентов, то для эстонской компании такого обязательства нет. Таким образом, обязательство по уплате подоходного налога с полученной на бирже прибыли возникает у клиента. Если клиентом компании будет резидент Эстонии, то он сам декларирует и уплачивает подоходный налог в соответствии со ставками Эстонии. Если же клиентом будет нерезидент Эстонии, то прибыль, полученная с биржи, подлежит налогообложению в стране, резидентом которой он является.

Работая с клиентами, стоит очень внимательно относиться к денежным переводам в оффшорные банки, поскольку такие переводы облагаются подоходным налогом по ставке 25% (лучше всего совсем избегать таких операций). По эстонскому законодательству оффшорным банком будет считаться банк, который находится в государстве, где отсутствует подоходный налог, либо его ставка составляет менее 1/3 подоходного налога Эстонии (на данный момент ниже 7%).

По ссылке https://www.riigiteataja.ee/akt/129122016034 (текст на эстонском языке) можно найти перечень стран, которые, несмотря на требования по подоходному налогу, не являются оффшорными.

На операции с криптовалютами в Эстонии «бросило тень» решение Госсуда[2] от 11 апреля 2016 года, в котором против эстонского государства выступал голландский предприниматель, торговавший в Эстонии криптовалютой. По итогу спора предприниматель проиграл, а административная коллегия Государственного суда постановила, что торговля криптовалютой является хозяйственной деятельностью, которая подпадает под требования законодательства о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма, а также государственному надзору.

Данная судебная практика не убавила интереса к криптовалюте в Эстонии. Так, например, в этом году иностранные инвесторы вложились в проект майнинг-ферм на взятой в аренду территории у второго по величине производителя электроэнергии в Эстонии, где расположили целый парк контейнеров для добычи криптовалюты.

В конце 2017 года в Эстонии вступило в силу обновление закона о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма, основой которого стала Директива европейского парламента и совета 2015/849[3]. В новой редакции закона вместо обширного термина «альтернативные платежные средства» было введено понятие «виртуальной ценности». Криптовалюта также попадает в смысловое поле данного понятия, что внесло ясность и позволило всем заинтересованным лицам заниматься оборотом (торговлей, обменом, инвестированием) на законных основаниях при наличии соответствующей лицензии регулятора. Согласно законодательству, виртуальная ценность – это представленная в дигитальном виде ценность, которую можно передавать, хранить, либо торговать ею и которую физические и юридические лица принимают в качестве платежного средства, но которая не является законным платёжным или денежным средством ни одного государства.

Исходя из нового законодательства лица, занимающиеся оборотом криптовалют, должны получить соответствующую лицензию, регулятором которой является бюро данных по отмыванию денег. «Законом о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма» предусмотрены два основных типа лицензий, связанных с криптовалютами:

  • согласно параграфу 2 части 1 пункту 10 — услуга обмена виртуальной валюты на фиатную валюту

и

  • пункту 11 — услуга кошелька виртуальной валюты.[4]

Лицензия услуги обмена виртуальной валюты на фиатную позволяет предоставлять услуги по обмену виртуальной валюты на фиатную и наоборот. Лицензия услуги кошелька виртуальной валюты позволяет предоставлять клиентам услуги виртуального кошелька, т.е. в рамках такой услуги для клиента создаются либо хранятся крипто-ключи, которые используются для сбережения или передачи виртуальной валюты.

Лица, получившие данные лицензии, имеют право оказывать услуги по обмену, обороту, передаче и хранению криптовалют без территориальных ограничений, т.е по всему миру. Одно из основных требований для получения данных лицензий – это разработка внутренних процедурных правил компании в соответствии с принципами AML и KYC. Срок рассмотрения ходатайства регулятором – до 30 календарных дней.

Так как деятельность в криптосфере во многих странах еще четко не урегулирована, а где-то и вовсе незаконна, то лицензии, выдаваемые эстонским регуляторам, пользуются большим спросом. Это демонстрирует клиентам серьезность, прозрачность и законность своей деятельности. Для большинства клиентов это существенный аргумент, так как в связи с «крипто-ажиотажем» активизировались и мошенники, которые злоупотребляют доверием людей, предлагая различные «схемы» быстрого обогащения.


[1]http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=170305&pageIndex=0&doclang=en&mode=req&dir=&occ=first&part=1&cid=604646

[2]https://www.riigikohus.ee/et/lahendid?asjaNr=3-3-1-75-15

[3] https://publications.europa.eu/en/publication-detail/-/publication/0bff31ef-0b49-11e5-8817-01aa75ed71a1/language-en

[4] https://www.riigiteataja.ee/en/eli/ee/Riigikogu/act/521122017004/consolide

Артем Морозов

Юрист, член правления

OÜ Juridium

Другие статьи по темам
Смотрите также статьи из номера
Амнистия капиталов. Версия 2.0

Целесообразность участия во втором этапе амнистии, а также использования процедуры безналоговой ликвидации может быть определена исключительно после подробного анализа и оценки таких факторов, как: структура активов, история и механизм их приобретения.

20 июля, 2018

Обзор изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

Первый нормативный акт, с которым сталкивается абсолютно любой представитель бизнеса в России – будь то юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, является Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

20 июля, 2018

Бухгалтерский учет операций с криптовалютами

В данной статье мы рассмотрим вопросы классификации криптовалюты для целей бухгалтерского учета (РСБУ и МСФО), а также порядок учета КВ в российском бухгалтерском учете.

20 июля, 2018

Проблемы регулирования криптовалют в России

Сейчас криптовалюты считаются одной из самых перспективных технологий. К сожалению, операции с криптовалютами в России до сих пор нормативно не урегулированы и более того – почти не изучены.

20 июля, 2018

И все-таки оно имущество!

Девятый Арбитражный апелляционный суд 7 мая 2018 года вынес резонансное для «цифрового мира» постановление. Криптовалюта была признана имуществом, на которое можно обратить взыскание.

20 июля, 2018

Какие вопросы задать, прежде чем идти на ICO

ICO (Initial Coin Offering – буквально «первичное размещение монет») – фактически это выпуск каким-либо проектом токенов, предназначенных для оплаты чего-либо.

20 июля, 2018

Закон о синдицированном кредитовании: импортозамещение в банковской сфере

Синдицированные займы на протяжении последних лет выдавались достаточно активно, однако делалось это в основном в рамках международных контрактов и в соответствии с нормами зарубежного законодательства.

20 июля, 2018

Подписаться на журнал

Мы уверены, что журнал не только увеличит эффективность работы Ваших сотрудников, но и сократит издержки на консультантов.